Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘Ф.М.Достоевский’

Этот пост в продолжение темы о ценности времени возник с подачи читателя по имени bezbahv и навеян его комментарием к моей статье под названием «Мои сокровища». Вот этот комментарий:

«Да, время быстротечно и надо ценить каждое мгновение жизни».

Когда я прочитала эти слова, мне вспомнилось описание переживаний Ф.М. Достоевского утром 22 декабря 1849 года, когда его должны были казнить.

Пусть уважаемый bezbahv простит мне несколько невеселый общий тон повествования и никак не относит этот негатив на свой счет. Просто, мысли гениального писателя в один из самых драматичных моментов его жизни заслуживают того, чтобы к ним иногда обращаться. К тому же, в итоге все хорошо заканчивается!

А эпиграфами к этой своей статье я выбрала следующие слова:

«Люди желают бессмертия, но не знают, чем им заняться в дождливый воскресный день».

«Сегодняшний день обмену и возврату не подлежит».

Считается, что свои воспоминания о дне казни писатель вложил в уста героя романа «Идиот» князя Мышкина:

«Этот человек был раз взведен, вместе с другими, на эшафот, и ему прочитан был приговор смертной казни расстрелянием, за политическое преступление. Минут через двадцать прочтено было и помилование, и назначена другая степень наказания; но однако же в промежутке между двумя приговорами, двадцать минут, или по крайней мере четверть часа, он прожил под несомненным убеждением, что через несколько минут он вдруг умрет. Он помнил всё с необыкновенною ясностью и говорил, что никогда ничего из этих минут не забудет…»

«Священник обошел всех с крестом. Выходило, что остается жить минут пять, не больше. Он говорил, что эти пять минут казались ему бесконечным сроком, огромным богатством; ему казалось, что в эти пять минут он проживет столько жизней, что ещё сейчас нечего и думать о последнем мгновении, так что он ещё распоряжения разные сделал: рассчитал время, чтобы проститься с товарищами, на это положил минуты две, потом две минуты ещё положил, чтобы подумать в последний раз про себя, а потом, чтобы в последний раз кругом поглядеть…»

«Потом, когда он простился с товарищами, настали те две минуты, которые он отсчитал, чтобы думать про себя; он знал заранее, о чем он будет думать: ему всё хотелось представить себе, как можно скорее и ярче, что вот как же это так: он теперь есть и живет, а через три минуты будет уже нечто, кто-то или что-то, — так кто же? Где же? Всё это он думал в эти две минуты решить! Невдалеке была церковь, и вершина собора с позолоченною крышей сверкала на ярком солнце. Он помнил, что ужасно упорно смотрел на эту крышу и на лучи, от неё сверкавшие; оторваться не мог от лучей: ему казалось, что эти лучи его новая природа, что он чрез три минуты как-нибудь сольется с ними…

Неизвестность и отвращение от этого нового, которое будет и сейчас наступит, были ужасны; но он говорит, что ничего не было для него в это время тяжело, как беспрерывная мысль: «Что если бы не умирать! Что если бы воротить жизнь, — какая бесконечность! И всё это было бы моё! Я бы тогда каждую минуту в целый век обратил, ничего бы не потерял, каждую бы минуту счетом отсчитывал, уж ничего бы даром не истратил!» Он говорил, что эта мысль у него наконец в такую злобу переродилась, что ему уж хотелось, чтоб его поскорей застрелили…»

Что это предсмертные мысли самого Достоевского подтверждается строками из его письма к брату, написанному вечером того же дня: «Как оглянусь на прошедшее да подумаю, сколько даром потрачено времени, сколько его пропало в заблуждениях, в ошибках, в праздности, в неумении жить; как не дорожил я им…»

И знаете, что мне сейчас подумалось вдруг? Что, возможно, есть какая-то СВЯЗЬ между тем, КАКИЕ ИМЕННО МЫСЛИ владели человеком в эти последние минуты, и ОТМЕНОЙ ПРИГОВОРА.

Ясно, что исполнителям приговора известно было заранее, что в последнюю минуту последует помилование. Но, может быть, (и скорее всего!) И ИСПОЛНИТЕЛЮ ВЕРХОВНОГО ПРИГОВОРА, САМОМУ ГЛАВНОМУ ВЕРШИТЕЛЮ СУДЕБ ИЗВЕСТНО БЫЛО ЗАРАНЕЕ, КАКИХ ИМЕННО МЫСЛЕЙ, КАКИХ ДВИЖЕНИЙ ДУШИ ЖДАТЬ ИМЕННО ОТ ЭТОГО ОСУЖДЕННОГО? И МОЖЕТ, НЕ СЛУЧАЙНО ИМЕННО ЕМУ ТАК ПОВЕЗЛО? Ведь известно, что «СЛУЧАЙНОСТЬ – ЯЗЫК БОГА».

Кроме того, для меня, например, очень показательно отсутствие в этих предсмертных мыслях СТРАХА. ТОЛЬКО БЕЗГРАНИЧНАЯ, НЕНАСЫТНАЯ ЛЮБОВЬ К ЖИЗНИ.

НЕ СТРАХ, А, СКОРЕЕ, ЖГУЧИЙ ИНТЕРЕС К ТОМУ, ЧТО ЖЕ ТАКОЕ СМЕРТЬ, КАК ЧАСТЬ ВЕЛИКОГО, ЕДИНОГО, БЕСКОНЕЧНОГО ПРОЦЕССА БЫТИЯ?

И ОСОБЕННО ПОРАЖАЮТ ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА: «эта мысль у него наконец в такую злобу переродилась, что ему уж хотелось, чтоб его поскорей застрелили…»

ТУТ, НА МОЙ ВЗГЛЯД, ОЧЕНЬ ДЕМОНСТРАТИВНО ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ СТРАХА И, ДО ПОСЛЕДНЕГО ВЗДОХА, СТРАСТНАЯ ЛЮБОВЬ К ЖИЗНИ, ОТЧАЯННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ ПРИГОВОРУ, ПРОТЕСТ!

ЛИЧНО МНЕ ОЧЕНЬ ВЕРИТСЯ, ЧТО ТАКОЙ НАСТРОЙ НИКАК НЕ МОГ ОКОНЧИТЬСЯ ПЛОХО.

Реклама

Read Full Post »